Линки доступности

Почему Россия стремится «назад на Луну», а не «вперед на Марс»

  • Юрий Караш

Моделирование приземления на Марс в Центре Управления полетами в Королеве, Москва. Архивное фото.

Моделирование приземления на Марс в Центре Управления полетами в Королеве, Москва. Архивное фото.

В США идея вернуться на Луну в очередной раз ушла в песок

В конце декабря российские СМИ известили о намерении Роскосмоса «заплатить 883 миллиона тому, кто придумает концепцию развития космической деятельности РФ». Правда, злые языки говорят, что в основе данного решения лежало намерение этого ведомства срочно потратить неизрасходованные 30 миллиардов рублей из своего бюджета на 2013 год.

Сумма эта образовалась от непринятых работ, незаключенных контрактов и невыплаченных предприятиям ракетно-космической отрасли авансов. Не израсходует Роскосмос эти деньги – на следующий год его финансирование могут урезать на 30 миллиардов. Логика здесь простая – зачем организации деньги, которые она не может освоить? Вот космическое агентство и решило хоть на 883 миллиона облегчить «тяжесть» этого излишка.

Но в любом случае намерение наконец-то ответить на вопрос: куда, когда и зачем России «лететь» в космосе, ничего, кроме одобрения вызвать не может. В РФ уже принималось немало космических программ, но…

…Программы есть, результатов нет

Из числа наиболее «свежих» можно вспомнить ту, которая покрывала период с 2006 по 2015 годы (принята при гендиректоре Роскосмоса Анатолии Перминове), а также еще две: на 2013-2020 годы, и на период до 2030 года, включая «дальнейшую перспективу». Последние две были «осенены» Владимиром Поповкиным, преемником Перминова на посту гендиректора Роскосмоса.

Программа развития какой-либо деятельности оценивается по ее результату. Результатом реализации программы на 2006-2015 годы стало лишь углубление научно-технической стагнации российской космической отрасли. И недостаточное финансирование, на которое, как правило ссылаются «адвокаты» этого застоя, тут далеко не главный фактор.

Роскосмос не смог предложить руководству государства никакой политически интересной цели за пределами Земли. Если бы такая цель, способная поднять авторитет данного руководства в глазах россиян и международного сообщества была, то можно не сомневаться, что Кремль нашел бы деньги на ее достижение, так же, как он смог обеспечить финансирование Сочинской олимпиады – самых дорогих игр в истории олимпийского движения.

Что касается двух других программ, принятых, как уже отмечалось ранее, при Поповкине, то они по степени конкретности, инновационности и амбициозности вполне попадали в категорию «пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». Не случайно многие эксперты полагают, что именно расплывчатость и «беззубость» этих программ стала одной из причин отставки Поповкина с поста главы Роскосмоса.

Яблоки или апельсины?

Итак, Роскосмос намерен предпринять четвертую в этом веке попытку выстроить космическую деятельность в соответствие с планом, реализация которого подняла бы не только космическую отрасль, но также науку и технику, и престиж государства (а иначе зачем вообще нужна космонавтика?). Разумеется поднять что-либо в «никуда» нельзя. Нужна четкая цель, «зовущая» вверх и вперед.

С учетом уровня развития российской космонавтики таких целей может быть только две: Луна, или Марс. Сравнивать их, как объекты исследования имеет практически столько же смысла, как яблоки с апельсинами. Впрочем, нет, не совсем.

Как ответил в свое время академик Лев Зеленый, директор Института космических исследований РАН, если Луна представляет чисто геологический интерес, то Марс, в том числе и астробиологический. Данные, полученные с помощью космических аппаратов (КА), работающих, как на околомарсианской орбите, так и на поверхности Марса, позволяют с уверенностью утверждать, что когда-то на Красной планете могли быть условия, пригодные для возникновения жизни. А это значит, что могла быть (может и до сих пор есть) жизнь.

И это не считая значительно большей привлекательности марсианской миссии с технолого-стимулирующей точки зрения. Если для полета на Луну достаточно воссоздать «аполлоновские» технологии полувековой давности, то для экспедиции на Марс или к Марсу придется разрабатывать и строить принципиально новую технику, включая ядерные двигатели, систему жизнеобеспечения, защиту от радиации и пр.

Однако, несмотря на более значительную научно-техническую инновационность (а следовательно и политическую привлекательность) марсианской миссии по сравнению с лунной, некоторые ключевые фигуры в Российской академии наук, способные оказать воздействие на выбор «курса» космической программы России, склоняются к Луне.

Почему?

«Привет» от Станиславского

Когда осмысливаешь в целом аргументы сторонников «возвращения» на Луну, где, как мы знаем, более 40 лет назад уже побывали 12 человек, которые привезли оттуда почти 400 килограммов камней и грунта, то невольно вспоминаешь Станиславского, а именно его знаменитое «Не верю!».

Вот, например, какой довод приводит один из ведущих российских космических исследователей в пользу Луны: «Луна в каком-то смысле может рассматриваться как седьмой континент Земли. Я хотел бы сделать такой прогноз: к середине XXI века разгорится конкурентная борьба за овладение районами вблизи лунных полюсов и за возможность создания лунной базы, что будет напоминать борьбу за арктический шельф, который сейчас стал зоной экономических интересов многих стран».

Подобное заключение приводит к двоякому выводу. Первый – уважаемый ученый не знает, что на Луне в отличие от Арктики, нет полезных ископаемых, которые стало бы выгодно добывать «к середине XXI века». Второй – он рассчитывает на то, что российские политики, которым в конечном итоге придется принимать решение, куда и когда лететь, не знают этого факта, ибо проводить параллель между гипотетической «борьбой» за место для лунной базы и борьбой за арктический шельф – это откровенное лукавство.

Ведь в основе намерения создать базу на Луне лежат в обозримом будущем чисто научные интересы, в то время, как в основе интереса к арктическому шельфу лежат экономические факторы. Вспомните Фауста Гете: «Люди гибнут за металл». За науку, не считая тех считанных по пальцам одиночек, которые согласились повторить подвиг Джордано Бруно, не гибнет никто. Поэтому «борьба» за место для лунной научной базы – это весьма надуманный аргумент.

Лунные полюса: мифы и реальность

А в чем заключается «магия» лунных полюсов, что туда обязательно все должны стремиться? Ключ к этой магии заключается в простом слове «лед».

Дело в том, что согласно результатам исследования Луны, полученным за прошедшее десятилетие, на естественном спутнике Земли имеются достаточно существенные залежи льда, причем в районе лунных полюсов.

Лед этот действительно представляет определенный интерес с научной точки зрения. Существует теория, согласно которой вода на Землю, а быть может и сама жизнь, были занесены падавшими на нашу планету на «заре» ее «туманной юности» кометами и астероидами. А если так, то есть основания предположить, что лунный лед также имеет кометно-астероидное происхождение. Значит, изучая его, мы можем приблизиться к ответу на вопрос, как на Земле возникла жизнь, и есть ли она вообще за ее пределами.

Не понятно только одно: зачем для изучения данного льда нужно строить на Луне обитаемую базу. Во много раз дешевле, проще и быстрее будет отправить туда близнеца марсохода «Кьюриосити», адаптированного под решение лунных задач.

С Луны воду пить?

Впрочем, еще один ключ к разгадке магии лунных полюсов. Это – вода, в которую можно превратить лунный лед. Интересно, что данный фактор также используется сторонниками строительства на Луне базы. Вода, правда, преподносится ими не как объект научного исследования, а в качестве «живительной влаги» для обитателей базы, ну и, разумеется, для технических нужд.

Стоимость отправки грузов в космос настолько велика, что каждый килограмм, выводимый за пределы атмосферы, как известно, на «вес золота». Уменьшите массу воды, которая нужно «возить» с Земли на Луну и стоимость эксплуатации лунной базы резко упадет.

Так, по крайней мере, считают те, кто мечтают снова увидеть трансляцию с Луны «аполлоновских» кадров: сомнамбулически передвигающихся по ее поверхности астронавтов, выходящих, правда, не из посадочных модулей, а из стационарных жилых блоков.

А как на самом деле?

По мнению гендиректора НПО имени Лавочкина Виктора Хартова, чтобы обеспечить водой потенциальную лунную базу недостаточно доставить на Луну ледоплавильные печи, в которые космонавты будут лопатами кидать битый лед. Прежде всего, необходимо «воочию» убедиться, что лед на Селене действительно есть.

Чтобы это проверить, «нужно приземлиться в районе лунных полюсов и пробурить скважину хотя бы в метр-два, – сказал Хартов в интервью газете «Известия». – Потому что на поверхности льда точно нет, он сублимируется в условиях вакуума. Нужно взять пробу с глубины, изучить ее на месте, а в перспективе доставить этот лед на Землю».

Но если даже на Луне окажется достаточное количество пригодного по химическому составу водяного льда, чтобы обеспечить потребности обитателей базы, то насколько данный фактор облегчит эксплуатацию этого внеземного объекта?

По мнению профессора Леонида Горшкова, в прошлом одного из главных проектантов РКК «Энергия», «необходимость наличия на планете больших запасов воды сильно преувеличена. Ее присутствие не является принципиальным облегчением возможности долговременного проживания на планете».

«Дело в том, – сказал Горшков в интервью «Голосу Америки», – что для человека не нужно больших запасов воды и кислорода для питания и дыхания. Вода, регенерированная с использованием реакции Сабатье, еще с «Салютов» используется космонавтами многократно. С помощью электролизеров на орбитальных станциях («Мир», МКС) регенерируется кислород. Также давно отработаны наземные установки для обеспечения полного круговорота воды и кислорода».

«Сравнительно небольшие запасы воды и кислорода, тем не менее, необходимы для компенсации потерь (КПД) и нештатных ситуаций, – отметил Горшков. – Но это небольшой "довесок" к необходимому грузопотоку Земля – планета (расходуемые элементы систем, запасные блоки приборов, израсходовавших свой ресурс и т.д.). Данный грузопоток будет необходим для обеспечения постоянного проживания (если такое вдруг понадобится, пока для этого оснований не видно) до тех пор, пока на планете не будет построена космическая и всякая другая промышленность».

«Однако, в расчет это принимать не следует, подчеркнул Горшков, – так как для построения промышленности на планете потребуется несколько веков. Так, что наличие больших запасов воды в течение очень и очень большого времени никакого отношения к пригодности планеты для проживания не имеет».

И на «десерт»: вода, как фактор в пользу строительства внеземной базы, может с таким же успехом укрепить позиции сторонников создания подобной базы на Марсе. Представители компании «Марс Один», намеревающейся отправить первых «безвозвратных» колонистов на Красную планету в 2023 году, заявили в начале этого года, что разработали технологию добычи воды из марсианской почвы с помощью микроволн.

И снова: «Не верю!»

По словам уже упомянутого одного из ведущих российских космических исследователей, Луна «богата самыми различными ресурсами, в том числе редкими металлами». Отсюда вывод-намек: пора российским «сырьевикам» (а добыча сырья, как известно, основа российской экономики) присмотреться к Луне, как к полю для деятельности.

Позвольте, но мы еще со школы знаем, что в стакане воды, зачерпнутой из Мирового океана, содержится вся таблица Менделеева. Однако, никто не предлагает добывать из этой воды «редкие металлы» из-за запретительно высокой стоимости такой добычи.

А что же говорить о Луне? В ней нет углеводородов – самых востребованных полезных ископаемых, которым может грозить истощение (хотя в последнее время появляется все больше исследований, указывающих на то, что в недрах Земли идет процесс их возобновления). Что касается редкоземельных металлов, то они на Луне действительно есть. Один из их главных источников, по мнению исследователей – это астероиды, усеявшие кратерами поверхность Селены.

Так вперед, за лунными богатствами? Не спешите. «Тут все упирается в экономику, – сказал в интервью интернет-ресурсу Space.com Дэйл Буше, директор по инновациям канадского Северного центра развития технологий. – И в Северной Америке есть большие залежи редкоземельных металлов, которые просто невыгодно добывать».

Есть правда еще одна «приманка» на Луне. Это – изотоп гелий-3, который теоретически может использоваться в термоядерной энергетике. Однако, по мнению главы центра «Курчатовский институт» академика Евгения Велихова, связанные с этим технические сложности делают другие пути развития данной разновидности энергетики куда более привлекательными.

Это сладкое слово «ресурсы»

Так зачем же подводить «ресурсную» основу под идею построить на Луне базу и вообще начать ее осваивать? Неужели авторы этого предложения смотрят, подобно графу Калиостро, на сотни лет «тому вперед» и предвидят ситуацию, когда на Селену придется лететь за строительными материалами, водой, или редкоземельными металлами по причине истощения всего этого на Земле?

Вряд ли. Скорее всего, они используют нехитрый психологический расчет, основанный на притягательности слова «ресурсы». Оно обладает таким же «волшебным» воздействием на сознание, как слово «еда». Услышав его человек, не вникая в подробности, сразу проникнется симпатией к тому, что ассоциируется с пищей.

Представьте себе, например, что кто-то предложил осваивать Сахару на том основании, что там есть… «еда». И это чистая правда. Пищевые ресурсы там действительно имеются – кустарники, верблюжьи колючки, ящерицы, грызуны, и т. д... Все это вполне можно использовать для питания.

Кто будет есть эту «еду» – другой вопрос. Главное, что в Сахаре она имеется, а поэтому давайте начнем строить в этой пустыне базы для ее добычи. А можно еще больше увеличить притягательность Сахары, как будущей «кормушки» для человечества, намекнув на то, что рано, или поздно, но обитаемые, пригодные для земледелия и просто плодоносные территории нашей планеты истощатся и тогда нам придется пользоваться ресурсами пустыни.

Вот примерно такова весомость «ресурсного» аргумента, приводимого в пользу возвращения людей на Луну.

Китайская «страшилка»

Она «работает» на другой стороне океана, в США. В Вашингтоне уже неоднократно выражали озабоченность перспективой сдачи Америкой своего космического лидерства Китаю.

В России возможностью смотреть Китаю в «спину» за пределами атмосферы, похоже, никто не озабочен. Во-первых, потому что Китай уже фактически догнал РФ в космосе (России, как правопреемнице СССР, в качестве доказательства своего бесспорного опережения Поднебесной в области космической деятельности осталось «кивать» только на уже несуществующую систему «Энергия-Буран», разработанную еще в советские времена).

А во-вторых, потому, что честолюбие российского государства и нации, похоже, вполне удовлетворяется рекордными объемами добычи нефти и газа, бесперебойными (тьфу-тьфу) полетами уже почти полувековых кораблей «Союз», не снижающейся популярностью в мире автоматов Калашникова, а также Олимпиадой, чемпионатом мира по футболу и удержанием Украины в российской сфере влияния.

Но вернемся к США. В декабре 2013 года, через неделю после того, как китайский луноход «Юту» успешно коснулся колесами поверхности Луны, конгрессмен Фрэнк Вулф, председатель подкомитета по торговле, юстиции и науке Комитета по закупкам Конгресса США, отправил президенту Обаме письмо, в котором призвал его перенацелить НАСА с Марса на Луну.

По мнению Вулфа, сложилась опасность того, что лидером международного сотрудничества в космосе среди стран, желающих исследовать и осваивать Луну, станет Китай, а не США. Заместитель Вулфа по данному подкомитету Джон Калбертсон поддержал своего начальника, но при этом, правда, отверг саму идею какого-либо американо-китайского сотрудничества в космосе.

Вулф не будет нести политической ответственности за свое предложение, так как в 2014 году намерен уйти из Конгресса, но в любом случае не похоже, чтоб оно пользовалось общественной поддержкой. Согласно результатам опроса, проведенной американской социологической службой Rasmussen Reports, лишь 33% жителей США подсчитали успешную посадку китайского лунохода «плохими новостями» для их страны. По мнению 45% опрошенных это событие не имеет для Америки никакого значения.

Но это не главная причина, по которой изменение курса «корабля» американской астронавтики с Марса на Луну весьма маловероятно.

Кому нужны поношенные «ботинки»?

Этот вопрос вполне может стать ответом на другой вопрос: «Почему Соединенные Штаты решили не возвращаться на Луну, а лететь на Марс?». Повторять «Аполлон», пусть в большем масштабе и на более высоком уровне противоречит самой философии Америки, которая ориентирована на «прорывное» развитие технологий, а не на их постепенное «усовершенствование».

Подтверждением этому стало выступление в начале января по американскому радио бывшей заместительницы главы НАСА Лори Гарвер. Она призвала отказаться от дальнейших работ по созданию тяжелого/сверхтяжелого носителя SLS и от отправки на Марс очередного ровера в 2020 году.

Причина? SLS основан на американских ракетных технологиях 1970-х годов, в частности тех, которые еще использовались для шаттлов. Что же касается ровера, то он будет почти «близнецом» «Кьюриосити». По мнению Гарвер, вкладывать средства нужно лишь в те программы, которые «будут стимулировать развитие новых технологий», а не воспроизводить старые.

Трудно представить, как удастся сторонникам переориентации на Луну убедить Гарвер и ее единомышленников (а таких большинство, судя по тому, что ни НАСА, ни Конгресс, не Белый дом не намерены отказываться от Марса) в том, что ВОЗВРАЩЕНИЕ на Селену будет стимулировать развитие американских технологий больше, чем марсианская пилотируемая миссия.

Рискуй своими деньгами

А как же частный бизнес в США? Известно, что там создано несколько частных компаний, включая Deep Space Industries и Planetary Resources которые намерены добывать полезные ископаемые на астероидах. Проявила интерес к освоению Луны и Bigelow Aerospace.

Но вот здесь и заключаются, используя французское выражение «две большие разницы». В США, рисковать деньгами, ввязываясь в предприятия с сомнительным результатом, удел частного бизнеса, а не государства, которое инвестирует в то, что принесет гарантированные плоды в виде создания «прорывных» технологий.

В России же некоторые ученые призывают государство «подписаться» астрономическими бюджетными вложениями под проектом, технологическая выгода от которого практически отсутствует, а экономическая не проглядывается даже в отдаленной перспективе.

Борьба за ресурсы… где и когда?

И не стоит с мудрым видом рассуждать о «борьбе за ресурсы», которая начнется, невзирая на международно-правовые механизмы, которые эту борьбу должны предотвратить, или, по крайней мере, ввести в упорядоченное, цивилизованное русло. Договор о космосе от 1967 года, членами которого являются Россия, США, Китай и прочие ведущие «игроки» на поле космической деятельности, запрещает государствам экспроприацию небесных тел, или их частей с какой-либо целью.

Это означает, что не нужно бояться установления чьих-либо национальных границ вокруг богатого полезными ископаемыми (если они там есть) района Луны. Даже если кто-то и попытается сделать это, то у других государств есть более, чем достаточно технических средств, не обязательно даже военных, чтобы подобное предотвратить.

Те же, кого все-таки пугают картины войны на Селене за полезные ископаемые, могут «успокоиться» мыслями о том, что на Земле есть более, чем достаточно богатых ресурсами районов, которые находятся за пределами суверенных государственных территорий. Это, например морские «исключительные экономические зоны», или Антарктида, на которую претендуют ряд стран, но которая, или часть которой пока не стали собственностью ни одной из них.

Таким образом до того, как дело дойдет до Луны, государства «схватятся» (если такое, конечно, когда-либо случится) за «ничьи» земные ресурсы. Упомянутая Антарктида, кстати, представляет в этом плане интерес куда больший, чем Луна в свете того, что там недавно были обнаружены породы, указывающие на наличие в грунте «ледового континента» большого количества алмазов.

В «промедлении благодать»?

В рок-опере «Юнона и Авось» есть такой эпизод. Граф Резанов, убежденный сторонник активного расширения российской империи, в частности на североамериканский континент, призывает как можно скорее снарядить с этой целью экспедицию. Но в ответ слышит от царедворцев: «Подождать – значит дело знать, в промедлении – благодать…»

Противостояние сторонников «Вперед, на Марс!» и «назад, на Луну» по сути своей напоминает противостояние Резанова с царедворцами. Это конфликт двух исследовательских философий – революционной и эволюционной.

Впрочем, не всегда нужно искать глубину на мелководье. В России, где увязка гражданской космической деятельности с защитой и продвижением национальных интересов страны практически отсутствует, деятельность эта может быть подвержена влиянию со стороны отдельных личностей, преследующих свои собственные интересы, пусть даже научного характера.

Так, пожалуй, наиболее активным и влиятельным по своему положению в РАН сторонником «возвращения» на Луну является один из ведущих российских геохимиков, который уже более полувека занимается этой наукой. Он настоящий ученый, иметь которого в своих рядах посчитала бы за честь академическая когорта любой страны. Но какая связь между геохимией и Луной?

Лишь та, что согласно общепринятой теории, Луна образовалась в результате столкновения с Землей крупного небесного тела размером с Марс на раннем этапе жизни нашей планеты. Выброшенные в околоземное пространство миллиарды тонн земных пород и сгруппировались в Луну, законсервировавшись в условиях абсолютного вакуума.

Таким образом, изучая Селену, уважаемый ученый намерен заглянуть в «детство» Земли. Что ж, вполне оправданная с научной точки зрения цель. Но достойна ли она того, чтобы делать ее «маяком» развития российской космонавтики?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG