Линки доступности

Мэгги Вилкокс: «Если задачей России было наказать активистов “Гринписа” – то они уже достаточно наказаны»

Семья арестованного 60-летнего Питера Вилкокса – капитана судна Arctic Sunrise –надеется на скорое освобождение. Ранее суд Санкт-Петербурга назначил залог в размере 2 миллионов рублей для 15 из 30 человек, задержанных во время акции протеста активистов Гринпис на арктической буровой платформе «Приразломная».
http://www.golos-ameriki.ru/content/russia-greenpeace-captain-granted-bail/1793952.html

«Они его еще не освободили. Это может занять от нескольких дней до недели, обвинения против них остаются в силе и расследование продолжается – следствие потребовало три месяца на этот процесс, – сказала в беседе с корреспондентом Русской службы “Голоса Америки” Мэгги Вилкокс, жена капитана. – Им до сих пор не вернули паспорта. Я не знаю, сколько это еще будет продолжаться. Я, конечно, рада, что улучшаться условия, в которых его содержат, но он не должен был оказаться в тюрьме изначально».

Экологи были арестованы 18 сентября после акции протеста на принадлежащей «Газпрому» буровой платформе «Приразломная». Сперва арестованных экологов и членов команды Arctic Sunrise содержали в Мурманске, позднее доставили в Санкт-Петербург.

По словам Мэгги Вилкокс, за все это время ей удалось поговорить с мужем по телефону лишь дважды: каждый раз разговор продолжался около пяти минут – все эти переговоры происходили, когда Питер Вилкокс находился в Следственном изоляторе Мурманска. После перевозки арестованных в Санкт-Петербург сеансов телефонной связи не было. По ее словам, муж просил ее не приезжать навещать его в России, пока его не выпустят из тюрьмы: «ему это было бы слишком тяжело, но когда его выпустят под залог, я бы хотела встретиться с ним».

«В Мурманске, активисты Гринпис помогали им – обеспечивали одеждой, а вегетарианцев, в числе которых мой муж, свежими овощами и фруктами, – говорит Мэгги Вилкокс. – Активисты в Санкт-Петербурге уже нашли им жилье – на случай, если их отпустят с требованием, чтобы они содержались по отдельности».

Питер Вилкокс работает с Гринпис уже более тридцати лет – и для него это далеко не первое столкновение с властями различных государств, недовольных акциями протеста экологов. В июле 1985 года он был капитаном корабля Гринпис Rainbow Warrior, участвовавшего в акции протеста против ядерных испытаний, которые проводила Франция на атолле Муруроа. Судно было потоплено в новозеландской бухте агентами французских спецслужб – тогда погиб фотограф Фернандо Перейра, один из 12 активистов на борту судна.

«Это было самым худшим испытанием за годы его работы, – говорит Мэгги Вилкокс. – Были также аресты, но обычно его отпускали в течение нескольких дней. Так что получается, что нынешнее заключение - второе самое тяжелое испытание после взрыва “Рэйнбоу Уорриор” французскими спецслужбами. После реакции французских властей – это была самая неадекватная реакция, с которой ему случалось сталкиваться. Это действительно было неожиданно».

По словам жены капитана, она не понимает реакции российских властей. «Активисты Гринпис всегда предупреждают о своих намерениях – перед тем, как они поднялись на платформу, они разговаривали по телефону с ее капитаном, объясняли, что находятся там в целях мирного протеста, что они не вооружены. Реакция России была крайне непропорциональна тому, что произошло. И даже если целью России было наказать их – они уже достаточно наказаны, поскольку провели достаточно времени в тюрьме без формального обвинения».

Мэгги говорит, что с момента ареста мужа, она не раз задавалась вопросом, стоит ли ему продолжать свою деятельность в Гринпис.

«Это очень тяжело, я боюсь за него, и я скучаю по моему мужу, – говорит Мэгги Вилкокс. – Но я горжусь тем, что он выполняет обязательства, которые он взял на себя свыше тридцати лет назад. Я поддерживаю своего мужа, и никогда бы не стала просить его перестать заниматься любимым делом».

93-летний отец Питера Вилкокса, Роджер, ветеран Второй мировой войны, говорит, что ему попробовали объяснить разницу между российским и американским освобождением под залог.

«Насколько я понимаю, в России их все равно будут охранять, и они не будут иметь права даже позвонить по телефону без разрешения. Так что разница по сравнению с тюремным заключением небольшая – разве что помещение может быть более комфортным, – сказал Вилкокс-старший. – Он надеялся оказаться дома до Рождества, но они содержатся в заключении уже более двух месяцев, и мы не знаем, насколько это затянется. Гринпис уже раньше проводили акции в отношении России – но впервые организация столкнулась с такой жесткой реакцией. Впрочем, судя по тому, что пишет о России “Нью-Йорк Таймс” http://www.golos-ameriki.ru/content/nyt-putin-ukraine/1793810.html – это не единственная сфера, где они ведут себя так жестко».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG