Линки доступности

Американские законодатели критикуют предложение администрации ослабить санкции в отношении Ирана


Обама: «Позиция США и Франции по поводу предложения Ирану идентична»

Судя по критичным высказываниям представителей иранской делегации по завершению второго раунда переговоров «шестерки» в Женеве, в Тегеране возлагают на Париж вину за то, что соглашение по поводу ядерной программы так и не было достигнуто. Франция настояла на том, чтобы в черновом варианте соглашения был пункт о запрете на обогащение плутония на ядерном объекте в Араке, – но чтобы при этом не упоминалось принципиальное право Исламской Республики на самостоятельное обогащение ядерного топлива. Иранская делегация выразила протест против этой позиции, настаивая на признании права их страны на самостоятельное обогащение урана, и на продолжении работ на тяжеловодном реакторе в Араке. Представители «шестерки» договорились провести дополнительную встречу в Женеве 20-го ноября.

В среду в Белом доме подчеркнули, что позиция США и Франции по поводу переговоров с Ираном и совместного плана соглашения, предложенного «шестеркой», «идентична». Президент Обама обсудил эту тему в телефонном разговоре с президентом Франции Франсуа Олландом.

Между тем позиция администрации США по поводу того, что введение дополнительных санкций против Ирана негативно отразится на переговорном процессе, продолжает вызывать критику на Капитолийском холме – даже среди демократов.

Госсекретарь США Джон Керри призвал законодателей «успокоиться» и дать участникам переговоров возможность урегулировать противоречия вокруг иранской ядерной программы дипломатическим путем.

В среду 13 ноября Керри выступил перед членами сенатского Комитета по банковской деятельности, заявив, что сейчас не время усиливать давление на Тегеран.

«У нас есть все возможности для того, чтобы в процессе переговоров убедиться в том, что это действительно мирная программа, которая никому не угрожает. Мы просим всех успокоиться и всерьез задуматься над тем, чего можно достичь, какова реальная ситуация», – сказал глава внешнеполитического ведомства США.

Керри выступил перед журналистами перед началом совещания за закрытыми дверями, пока законодатели требовали применить к Ирану новые экономические санкции, подчеркивая, что уступки, на которые пошла иранская сторона в вопросе об обогащении урана и международных проверок, недостаточны.

По словам Джона Керри, состоявшиеся на прошлой неделе переговоры в Женеве – это лишь начало, и время делать выводы еще не пришло.

«Мы считаем, что мы максимально укрепили свою позицию для начала переговоров с Ираном. Это первый шаг, а не окончательное соглашение», – подчеркнул госсекретарь.

Иранские официальные лица требуют ослабить экономические санкции, которые нанесли сильный удар по экономике страны, в то же время заявляя, что Иран имеет право на обогащение урана.

Сенаторы, в том числе член Комитета по банковской деятельности республиканец Боб Коркер утверждают, что до сих пор Соединенные Штаты занимали недостаточно твердую позицию.

«Все мы хотим, чтобы вопрос был решен дипломатическим путем. Дипломатическое решение – самое лучшее решение. Мы также знаем, что когда вы пытаетесь договориться о каком-то слабом решении, вы оказываетесь в ужасной ситуации: либо у Ирана появится ядерное оружие, либо мы будем вовлечены в военные действия».

Сенатор-республиканец Джон Маккейн подверг критике администрацию Обамы за ее подход к переговорам, заявив, что он подрывает авторитет Вашингтона. Прошедший раунд переговоров сенатор охарактеризовал как фиаско.

У сенатора-демократа Карла Левина – иное мнение.

«Я поддерживаю сохранение жестких санкций в отношении Ирана, – заявил он. – Я не поддерживаю их ужесточение или введение новых санкций в настоящий момент, поскольку я считаю, что они помешают переговорам, и мы можем лишиться поддержки некоторых стран, которые в настоящее время поддерживают эти санкции, особенно Китая и России».

В тот же день пресс-секретарь Белого дома Джей Карни заявил, что хотя жесткие санкции заставили Иран сесть за стол переговоров, пришло время дать шанс дипломатии.

«Они [иранцы] ведут серьезные переговоры о том, как они могут выполнить международные обязательства таким образом, чтобы это можно было проверить, и чтобы группа «P5+1», все наши союзники и партнеры, а также все страны региона и весь мир смогли убедиться в том, что у этой страны не появится ядерное оружие. В этом – наша цель», – сказал Джей Карни.

Глава Комитета по иностранным делам Палаты представителей республиканец Эд Ройс назвал состоявшиеся переговоры «историческими, с потенциалом существенно повлиять на нашу национальную безопасность», подчеркнув,однако, что он доволен тем, что соглашение так и не было достигнуто. «Это соглашение позволило бы Ирану продолжать обогащение урана и строительство новых центрифуг, – сказал конгрессмен. – В Конгрессе растет озабоченность тем, что рамки этого соглашения не соответствуют стандартам, необходимым для того, чтобы защитить США и наших союзников. Эксперты говорят о том, что даже низкообогащенный уран – это уже семь десятых пройденного пути к производству ядерного оружия. Пока Иран не остановил свою ядерную программу, почему мы должны останавливать процесс санкций?»

Конгрессмен-демократ Элиот Энгель заявил, что представители администрации Обамы дали ему понять, что они считают временное соглашение с Ираном необходимым для продолжения эффективных переговоров. «Действительно ли оно необходимо?» – задал он вопрос экспертам, выступившим в качестве свидетелей перед членами комитета.

Даниэль Плетка, вице-президент Института американского предпринимательства (Danielle Pletka, American Enterprise Institute), заявила, что пример переговоров с Северной Кореей показал бессмысленность попыток идти на уступки в переговорах с враждебно настроенными режимами: «Результат известен».

Марк Дубовиц, исполнительный директор вашингтонского Фонда в защиту демократий (Mark Dubowitz, Foundation for Defense of Democracies), заметил, что, по его мнению, санкции против Ирана «вовсе не являются сокрушительными – в ближайший год, режиму явно не грозит уничтожение», и что так называемый «военный вариант» тоже не существует. «В Тегеране не верят, что США могут атаковать ядерные объекты Ирана, и администрация Обамы при этом сделала все возможное, чтобы подточить доверие также к возможности израильской атаки, – заявил эксперт. – Я не вижу варианта постепенного перехода от временного соглашения к постоянному. Вместо того, чтобы представлять нынешние требования «шестерки» программой-максимум, мы должны были объявить их программой-минимум – включая демонтаж центрифуг. На данном этапе получается, что мы готовы понизить эффективность нашего рычага давления на переговорах, так что через полгода Иран окажется на встрече в Женеве в гораздо более сильной позиции, и окончательное соглашение не сможет достичь своей цели: остановить иранскую ядерную программу».

Между тем Колин Кал, бывший высокопоставленный сотрудник Пентагона, ныне – профессор Джорджтаунского университета (Colin Kahl, Georgetown University), заявил, что, по его мнению, промежуточное соглашение необходимо, чтобы «купить время» для переговоров по достижению окончательного договора. «Альтернативные варианты: продолжить наращивать санкции - но они возымеют эффект позже, чем Иран сможет произвести ядерное оружие – или атаковать ядерные объекты – но после атаки Иран все же сможет реанимировать ядерную программу. Это безответственно - не пойти на промежуточное соглашение, которое остановит вызывающие наибольшую озабоченность аспекты ядерной программы – установку новых центрифуг, обогащение урана до 20 процентов».

На вопрос конгрессмена-демократа Теда Дойча, сколько самостоятельно обогащенного урана потребуется иранскому режиму, если их целью реально является «мирный атом», эксперт ответил: «Нисколько», – добавив, что если бы целью Ирана была мирная ядерная энергия, Тегеран мог бы удовлетвориться импортом ядерного топлива из России.

Другие члены комитета по иностранным делам Палаты представителей высказались крайне резко по поводу самой идеи ведения переговоров с Ираном. «Как мы вообще дошли до того, что ведем переговоры с террористами, которые спонсируют террористов-самоубийц? – заявил конгрессмен Томас Марино, республиканец из Пенсильвании. – Роухани – марионетка. Эти переговоры – пощечина нашим союзникам, Израилю».

Демократ из Нью-Джерси Альбио Сайрес поддержал позицию коллеги-республиканца: «Всего год назад эта страна (Иран) была готова взорвать кого-то в центре Вашингтона (посла Саудовской Аравии - Г.А.), и вдруг кто-то дал слабину, и мы ведем с ними переговоры, президент Обама звонит президенту Роухани. Что будет следующим шагом? Президент Обама предложит ему сыграть в гольф?».

Конгрессмен-республиканец Дана Рорабахер посетовал на то, что в нынешних переговорах «Америка выглядит слабой» и что более правильным политическим курсом была бы поддержка оппозиционных элементов в Иране. «Мы уже посылали топливо и продукты Северной Корее в надежде, что они откажутся от своей ядерной программы, – сказал конгрессмен, – и в итоге получилось, что мы спонсируем порочный режим, а возможно, что наша гуманитарная помощь даже помогла продлить его срок существования».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG