Линки доступности

По Пиллар: «Популярность идей “Аль-Кайды” сегодня несравнима с той, что наблюдалась еще несколько лет назад»

Созданная четверть века назад «Аль-Кайда» стала, вероятно, самой известной террористической структурой современного мира. Что происходит с ней после уничтожения ее основателя – Усамы Бин Ладена? Об этом размышляет Пол Пиллар, профессор Джорджтаунского университета (Paul Pillar, Georgetown University).

Пиллар 28 лет проработал в разведывательном сообществе США, в том числе, занимал пост заместителя директора Контртеррористического центра ЦРУ. Он является автором нескольких книг. Его перу принадлежат «Терроризм и внешняя политика США» (Terrorism and U.S. Foreign Policy) и «Разведка и внешняя политика США» (Intelligence and U.S. Foreign Policy: Iraq, 9/11, and Misguided Reform).

Алекс Григорьев: Насколько серьезным ударом для «Аль-Кайды» стал недавний захват Абу Анаса аль-Либи в Ливии?

Пол Пиллар: Его роль не особо велика. Предположительно, он принимал участие в атаках на посольства США в 1998 году. Его арест, скорее всего, не нанес серьезного удара по «Аль-Кайде», однако это важно с точки зрения неотвратимости наказания за преступление, совершенное 15 лет назад.

А.Г.: Кто руководит «Аль-Кайдой» после смерти Бин Ладена?

П.П.: Айман аль-Завахири – лидер структуры, которую можно назвать «центральной Аль-Кайдой». На ее счету взрывы посольств США в 1998 году, подрыв эсминца «Коул» в Йемене в 2001-м и, конечно же, теракты 11 сентября 2001-го года. К сожалению, возникает некоторая путаница, поскольку название «Аль-Кайда» может быть использовано для наименования намного более значительного феномена, чем «центральная Аль-Кайда» сама по себе. Речь идет о многочисленных аффилиатах «Аль-Кайды», действующих на Ближнем Востоке, в Африке, Азии, во многих других местах.

Аль-Завахири не в состоянии контролировать их или управлять ими. В целом, он играет ту же роль, которую в последние годы жизни играл Усама Бин Ладен. Он пытается воодушевлять своих единомышленников и предоставлять им некую идеологию. Но, безусловно, аль-Завахири не командует их операциями.

А.Г.: Иногда встречается сравнение «Аль-Кайды» с венчурной компанией. На ваш взгляд, это точно?

П.П.: На мой взгляд, более точно сравнение не с венчурным капитализмом, а с франчайзингом и использованием бренда – наподобие KFC или McDonald’s. Название «Аль-Кайда» хорошо известно и узнаваемо, в силу чего некоторые группировки – например, «Аль-Кайда в странах исламского Магриба» – считают выгодным его использовать.

Однако принятие этого названия далеко не всегда отражается на каких-либо организационных моментах. Поэтому, «Аль-Кайда» – в первую очередь – это бренд и источник идеологии. И именно популяризацией бренда и идеологии занимается группа, во главе которой стоит аль-Завахири. Хотя изначально «Аль-Кайда» управляла своими «филиалами» и оказывала им финансовую и прочую поддержку.

А.Г.: «Аль Кайда» была создана в конце 1980-х годов. Как она изменилась с течением времени?

П.П.: Эта организация, безусловно, серьезно изменилась – прежде всего, из-за оказываемого на нее внешнего давления. На мой взгляд, совершенно корректно утверждение, которое неоднократно озвучивали президент США и его подчиненные, что «Аль-Кайда» – будем иметь в виду «центральную Аль-Кайду» – мало напоминает «Аль-Кайду» образца 2001 года. Против нее используют весь спектр антитеррористических мер, включая и силовые: это и атаки беспилотников, и аресты ее членов, включая аль-Либи.

То есть, сама по себе «Аль-Кайда», без учета ее аффилиатов и более широкого движения суннитских радикалов, бледная тень того, чем она была 12 лет назад.

А.Г.: Бин Ладен неоднократно выступал – устно и письменно – с изложением своей стратегии. Что можно сказать о стратегии нынешней «Аль-Кайды»?

П.П.: По-прежнему, ее долгосрочной целью является создание халифата, в состав которого должна войти большая часть мусульманского мира. Эта стратегия явно недостаточно реалистична.

На мой взгляд, действия современной «Аль-Кайды» сегодня носят более тактический характер. И это происходит не из-за хорошей жизни. То, что аль-Завахири говорит, обращаясь к своим единомышленникам или к более широкой аудитории, редко касается стратегии: намного чаще он пытается продемонстрировать, что следит за ситуацией, что он и его группировка остаются на плаву. По большому счету, это единственное, что он способен делать.

А.Г.: Насколько успешна пропагандистская кампания «Аль-Кайды»?

П.П.: Ее эффективность меняется с течением времени. Исследования общественного мнения, проводимые на протяжении последних десятилетий, демонстрируют масштабы этих изменений.

До терактов 11 сентября 2001 года и в течение нескольких лет после атак на Нью-Йорк и Вашингтон, Бин Ладен считался одним из наиболее уважаемых мировых лидеров в глазах мусульманского мира. Но с тех пор многое изменилось: в последние годы многие люди, и, особенно, мусульмане, выступают категорически против насилия, которое использует «Аль-Кайда» и ее последователи. Популярность идей «Аль-Кайды» сегодня несравнима с той, что наблюдалась еще несколько лет назад.

А.Г.: Какое воздействие на эти изменения оказала «арабская весна»?

П.П.: Это очень сложное и иногда противоречивое воздействие. С одной стороны, свержение Хосни Мубарака в Египте, произошедшее в результате массовых демонстраций, продемонстрировало, что возможна мирная смена власти. Аль-Завахири – египтянин, долгое время бывший членом египетского «Исламского Джихада» до того момента, как примкнул к Бин Ладену. На протяжении многих лет он безуспешно пытался добиться этого же результата – и потерпел неудачу. Два года назад аль-Завахири изо всех сил пытался продемонстрировать, что он релевантен событиям в Египте, и что его представления о происходящих там процессах соответствуют действительности.

Но, с другой стороны, ожидания были очень высоки: египтяне мечтали не только о смене политической власти, но и об оживлении в экономике и о существенном улучшении качества своей жизни. Но этого невозможно добиться быстро – для любого правительства. И это несоответствие ожиданий реальному положению дел придало привлекательности экстремистам.

В свою очередь, ситуации, сложившиеся в Сирии и Ливии, создают новые возможности для экстремистов, включая и тех, кто связан с «Аль-Кайдой».

А.Г.: Любая террористическая организация имеет свой срок жизни: она появляется, развивается и, рано или поздно, прекращает свое существование. Насколько высоки шансы на то, что «Аль-Кайда» исчезнет в обозримом будущем?

П.П.: Действительно, у каждой экстремистской организации есть свой срок жизни. История последних десятилетий показывает, что такие структуры не исчезали одномоментно: как правило, их конец не обусловлен контртеррористическими мерами – они постепенно утрачивали свою привлекательность. К примеру, леворадикальные группировки, которые доставили много проблем в 1960–1980-е годы, перестали привлекать симпатии с окончанием «холодной войны». Их идеологии были дискредитированы.

Сложно предсказать, какого рода политические обстоятельства приведут к исчезновению «Аль-Кайды» и когда это может произойти. Очевидно, что этот бренд будет оставаться с нами еще некоторое время. Но рано или поздно «Аль-Кайды» не станет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG