Линки доступности

Последние события во втором по значению городе России внушают опасения новых межнациональных волнений

В Санкт-Петербурге в минувшее воскресенье ОМОН задержал участников санкционированного народного схода на Марсовом поле. Те, кто избежал посадки в полицейские автозаки, отправились в Апраксин двор, где торгуют выходцы из Центральной Азии и Кавказа, и попытались организовать беспорядки. Подоспевшие омоновцы продолжили задержания, а националисты угрожают проведением новых массовых акций и новыми столкновениями с приезжими.

В ситуации пыталась разобраться корреспондент Русской службы «Голоса Америки».

Народные сходы как ответ перестрелкам

Народные сходы – сборы в одном месте участников протестной акции без партийной символики и звукоусиливающей аппаратуры – получил в Санкт-Петербурге широкое распространение с весны этого года. В основном, народные сходы созывают через социальные сети и специальную рассылку по электронной почте активисты националистических партий и движений. Проходят сходы, как правило, под лозунгом «Против этнической преступности».

Большой резонанс в городе, и затем и по всей стране, вызвала перестрелка с использованием травматического оружия, произошедшая 20 сентября на Думской улице, возле Гостиного двора. По утверждениям очевидцев, стрельбу открыли уроженцы одной из северокавказских республик, предположительно – Дагестана. На следующий день националисты запланировали народный сход возле станции метро «Ломоносовская», в Невском районе, где живет большое количество приезжих с Северного Кавказа, Азербайджана и Центральной Азии. Участники схода, в частности, планировали потребовать отставки губернатора Георгия Полтавченко.

Однако, еще до начала схода омоновцы стали окружать небольшие группы людей, среди которых было немало случайных прохожих, и препровождать их в специальные автобусы. Оказавшиеся в числе задержанных журналисты рассказывали, что в полицейских участках от них отбирали мобильные телефоны и заставляли подписывать протоколы об участии в несанкционированном мероприятии, которое «мешало свободному проходу граждан». Тех, кто отказывался подписывать протоколы, продержали в участках с субботы до понедельника, не разрешая сообщить родственникам о своей судьбе.

20 октября информационные агентства распространили сообщение о новой перестрелке в центре Санкт-Петербурга с использованием травматического оружия. Правда, на сей раз уже без упоминания национальности стрелявших. Этот эпизод активно обсуждался участниками санкционированного народного схода на Марсовом поле. Заявители схода указали, что в акции примет участие до двухсот человек, однако, по свидетельству присутствовавших на сходе журналистов, к началу сбора это число было превышено примерно втрое.

После того, как в автозаки была погружена первая партия участников народного схода, корреспонденты начали интересоваться у офицеров полиции причиной разгона санкционированной акции. На что получали короткие ответы: «Не владеем информацией».

Через пару часов после событий на Марсовом поле стало известно, что группа националистов добралась до Апраксина двора, где стала закидывать торговцев камнями, бить витрины, переворачивать лотки и разбрасывать дымовые шашки. Попытку полномасштабного погрома предотвратили подоспевшие омоновцы, которые задержали 16 участников беспорядков.
По предварительной информации, все они оказались несовершеннолетними.

«Надеть очки как у Рэмбо – еще не значит стать суперменом»

Заместитель директора Агентства журналистских расследований (АЖУР), а в прошлом – капитан милиции, сотрудник спецотдела уголовного розыска Евгений Вышенков в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» сказал, что он не верит в возможность повторения в городе на Неве событий в Западном Бирюлево. По его мнению, в Санкт-Петербурге для этого нет «столичного размаха».

«В 2004 – 2006 годах у нас были неонацисты – “Mad Crowd”, “Шульц 88” и другие. Их было немного, но это было серьезное зло. Они совершали убийства, а не расписывали заборы. Эта волна ушла», – считает Вышенков.

Нынешних националистов и по из возможностям, и по личностям лидеров заместитель директора АЖУРа считает смешными. По его мнению, подросткам, пришедшим на Марсово поле и в Апраксин двор попросту не хватило мест в спортивных секциях. Вышенков напоминает: «Когда по российским экранам прошел фильм “Рэмбо”, очень многие молодые люди стали носить каплевидные очки и закатывать рукава, чтобы походить на героя Сталлоне. Но суперменами они от этого, конечно же, не стали».



Евгений Вышенков отмечает, что антииммигрантские настроения в обществе подогреваются, и сейчас градус нетерпимости уже весьма высок. И если, например, произойдет нападение на ребенка, и в этом будут заподозрены приезжие с юга, предугадать последствия будет довольно тяжело.

«Милиция не может предотвратить такие инциденты, националисты не готовы обратить ход событий в свою пользу. А просто человек и не хочет, чтобы что-то подобное произошло, но ждет этого», – заключает Вышенков.

Есть ли у преступности национальные особенности?

Член политического совета объединения «Русские», руководитель петербургской региональной организации «Национальные демократы» Семен Пихтелев, напротив, допускает повторения в Санкт-Петербурге событий, подобных бирюлевским.

«Протесты местных жителей против иммигрантов, их скоплений, их преступных каких-то действий, в Петербурге происходят постоянно», – говорит Семен Пихтелев. В качестве примеров он упоминает все те же народные сходы, поводом для которых становятся уже не только перестрелки с участием выходцев с Кавказа, но и появление общежитий, заселенных гастарбайтерами из Узбекистана и Таджикистана.

Руководитель петербургских нацдемов считает, что говорить о национальной принадлежности преступности как таковой нельзя, поскольку криминальные поступки совершают люди разных национальностей. В то же время, по словам Пихтелева, «мы имеем представление об этнической принадлежности тех, кто совершает преступления. Хотя эта информация скрывается, но в сводках, в принципе, можно понять по гражданству преступников, что у нас идет рост преступлений, совершаемых иностранными гражданами. И эта тенденция за последние 15 лет не меняется», – указывает член политического совета объединения «Русские».

Эксперты Антидискриминационного центра «Мемориал» недавно ссылались на данные генеральной прокуратуры о том, что из двух миллионов различного рода правонарушений, зафиксированных в России в течение года, на долю приезжих из-за рубежа приходится не более тридцати пяти тысяч. В то время, как, по словам официального представитель Следственного комитета России Владимира Маркина, число преступлений совершенных иностранцами в 2013 году выросло на 40%. Согласно статистике СКР, почти каждое шестое убийство и каждое третье изнасилование в России было совершено, в основном, выходцами из стран СНГ.

О роли диаспор и органов власти

Член Совета при президента РФ по правам человека Наталья Евдокимова считает складывающуюся в Санкт-Петербурге ситуацию «взрывоопасной».

«После того, что случилось в Москве, в Бирюлево, у меня ощущение, что кто-то хочет распространить данную ситуацию по всей стране. И прежде всего, конечно, во второй столице», – делится опасениями Наталья Евдокимова.

Народные сходы, по мнению правозащитницы, отдают экстремизмом, а властям не следовало бы разрешать акции националистов, которые она называет «сборищами». С другой стороны, Евдокимова считает глубоко ошибочным разгон уже санкционированного схода.

«Но то, что потом они (не задержанные участники народного схода – ГА) пошли и устроили погром, меня очень волнует. Я боюсь, что это – только начало. И если подобная волна пойдет, это может привести к серьезным социальным последствиям», – продолжает член СПЧ.

Известно, что, к примеру, азербайджанская диаспора Санкт-Петербурга весьма влиятельна, а глава диаспоры Вагиф Мамишев был советником губернатора Валентины Матвиенко и сохранил этот пост при Георгии Полтавченко.

На просьбу прокомментировать роль и значение диаспор и землячеств в Санкт-Петербурге Наталья Евдокимова ответила: «Диаспоры – это общественные организации, они работают в соответствии со своим уставом, и первое, чем они должны заниматься – это адаптацией приезжих из своих мест граждан к соответствующим нашим условиям. Их нужно учить культуре, быту петербуржцев, для того, чтобы не было эксцессов по принципу “моя твоя не понимай”. Как говорится, со своим уставом в чужой монастырь лезть нельзя, и я абсолютно уверена, что если люди хотят здесь жить достаточно долго, они должны принимать нашу культуру, и наши обычаи».

В то же время, Наталья Евдокимова считает, что подобные вопросы должны решать, в первую очередь, представители местных властей. И приводит пример Дании, где разработана четкая программа адаптации приезжих, обучения их языку, культуре и обычаям их новой родины.

«Хотя у нас это и продекларировано, но, в основном, к моему глубокому сожалению, дальше деклараций дело не идет. А ведь процесс должен идти с двух сторон – может быть, диаспоры должны государству помогать работать со вновь прибывшими. И тогда у нас будет совершенно другая ситуация», – заключает член Совета при президента РФ по правам человека Наталья Евдокимова.
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG