Линки доступности

Может ли повлиять возможность сближения между США и Ираном на ситуацию в Сирии

Заместитель пресс-секретаря Госдепартамента Мари Харф пояснила в понедельник, что, несмотря на положительный отзыв Джона Керри по поводу начала уничтожения химического оружия в Сирии, позиция США в отношении президента Башара Асада не изменилась.

«Он потерял право быть лидером в Сирии, и мы продолжаем работать над конференцией Женева-2, которая приведет нас к тому, что обе стороны выберут переходное правительство в Сирии. На переходное правительство также будет возложена ответственность предоставлять доступ инспекторам и помогать в уничтожении химического оружия. Наша позиция не изменилась, и (высказывание госсекретаря – Г.А.) ни в коем случае не является индикацией того, что он (Башар Асад – Г.А.) может остаться у власти», – заявила Харф, добавив также, что посол США Роберт Форд продолжает в Стамбуле встречи с сирийскими повстанцами.

«Три недели назад сирийский режим еще отказывался признать, что в его распоряжении находится химическое оружие. Вчера было объявлено о начале уничтожения химического оружия – это определенно является шагом в правильном направлении. Но, как подчеркнул госсекретарь, мы не можем ручаться за то, что произойдет через неделю или месяц, и нужно следить за прогрессом процесса уничтожения химического арсенала», – сказала представитель Госдепартамента.

Мари Харф отметила также, что администрация ждет продолжения диалога с Ираном и ответа Тегерана на предложения стран «шестерки». «Предложение, которое было сделано в Алматы – справедливо и сбалансированно, и оно остается в силе, – сказала она. – Мы еще не получили ответа по существу от иранского руководства. Надеемся, что на следующей неделе они появятся в Женеве с подробным и вызывающим доверие ответом на вопросы, которые беспокоят мировое сообщество. На данном этапе мы не собираемся представлять новый план – предыдущий еще в силе, и мы надеемся, что на него будет ответ».

Харф добавила также, что после встречи с «пятеркой» в ООН, министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф «представил более конкретные идеи, нежели предыдущие администрации Ирана – но мы не слышали конкретного ответа по поводу предложения из Алматы. Мы в ожидании скорой встречи в Женеве, хотя они могут дать ответ (по ядерной программе – Г.А.) и раньше Женевы».

В эти дни эксперты в Вашингтоне задаются вопросом, как возможность сближения между США и Ираном может повлиять на ситуацию в Сирии и на отношения США с Россией. На брифинге Госдепартамента, в частности, был задан вопрос, нужно ли будет Америке размещать систему ПРО в восточной Европе, если конфликт с Ираном будет исчерпан? По официальной версии руководства США, ПРО нужны в союзнических странах для защиты от угрозы ракетной атаки со стороны Ирана.

«Полагаю, слишком рано начинать давать такие оценки угрозы со стороны Ирана, – сказала Мари Харф. – Мы находимся в начале дипломатического процесса. В Женеве скоро начнется следующий раунд переговоров. Мы только начали использовать этот шанс на дипломатическое разрешение кризиса, который появился на Генеральной ассамблее ООН, и мы посмотрим, куда это приведет. По поводу ПРО – мы дали понять россиянам, что мы продолжим диалог. Мы хотим достичь соглашения на эту тему».

Пока непонятно, когда диалог будет продолжен на уровне президентов США и России. По словам Мари Харф, она не знает, обсуждали ли Сергей Лавров и Джон Керри дату нового саммита, после отмены запланированной на начало сентября встречи в Москве.

Профессор Марк Кац, эксперт Института Кеннана вашингтонского центра имени Вудро Вильсона, считает, что многолетнее противостояние между США и Ираном было крайне удобно для России – это повышало ее престиж как посредника. Однако он не считает, что Россия способна помешать сближению.


По мнению профессора Каца, после уничтожения химического арсенала Сирии попытки урегулирования конфликта могут продолжаться годами. «Путин не заинтересован в военном вмешательстве США, но Обама в нем также не заинтересован, – говорит он. – Россияне нас прекрасно знают, и знают, что когда Америка действительно хочет нанести удар, президент не идет просить разрешения у Конгресса и Совета Безопасности ООН. Россияне считают, что тут у них с Америкой общий интерес – ни в Вашингтоне, ни в Москве не хотят, чтобы на смену Асаду пришли радикальные суннитские сторонники джихада. Российские аналитики считают, что это самая вероятная альтернатива – так что не исключено, что Западу удобно, что Россия делает за них грязную работу, поддерживая режим Асада. Не исключено также, что Путин предпочитает поддерживать Асада, каким бы он ни был, до конца, потому что ему важно выглядеть лояльным союзником. И тут есть еще израильский фактор – Асад никогда не был другом Израиля, но при нем на северной границе Израиля было спокойно, и в Иерусалиме опасаются, что новый суннитский режим, покончив с Асадом, примется за «оккупированные Израилем территории». Это добавляет нерешительности американской администрации, и оставляет Кремлю пространство для маневра», – подытоживает эксперт.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG