Линки доступности

По мнению экспертов, новое руководство Минобороны РФ отделывается «громкими фразами и показными акциями»

1 октября в России начинается осенний призыв в армию. В соответствие с указом, подписанным 26 сентября президентом РФ Владимиром Путиным, на военную службу должны быть призваны 150030 солдат-новобранцев.

Одновременно с 1 октября по 31 декабря пройдет увольнение солдат, матросов, сержантов и старшин, чей срок военной службы по призыву истек.

По сообщениям Министерства обороны РФ, в ближайшее время планируется ввести новую практику борьбы с так называемыми «уклонистами» – молодыми людьми призывного возраста, пытающимися избежать службы в армии. Повестку в военкомат будут вручать 17-летним юношам при получении ими приписного свидетельства.

Между тем, перед началом осеннего призыва городская прокуратура Санкт-Петербурга распространила сведения о том, что штрафы за неявку в военкомат в различных случаях составляют от пяти тысяч до двадцати тысяч рублей по статье 328 часть 1 («Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы») УК РФ.

Министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу на заседании Общественного совета при министерстве в свою очередь сообщил, что со следующего года количество призывников в действующую армию будет резко сокращаться.

Боеспособных частей в российской армии мало

6 ноября исполняется год с момента назначения Шойгу на нынешний пост. Корреспондент «Голоса Америки» обратилась к члену Общественного совета при Минобороны РФ, ответственному секретарю Союза комитетов солдатских матерей России Валентине Мельниковой с просьбой рассказать, изменилась ли за это время обстановка в армии?

Свой ответ Мельникова начала с замечания о том, что «дисциплина в армии упала невероятно». Участились жалобы солдат на избиения и на вымогательство денег со стороны офицеров. Между тем, по утверждению ответственного секретаря Союза комитетов солдатских матерей, за пять предыдущих лет преступность в армии уменьшилась в десять раз и подобных обращений было немного . «Как член Общественного совета я вижу, что наш новый министр не очень хорошо осведомлен о том, что происходит в армии, и не слишком об этом беспокоится», – подчеркивает Валентина Мельникова.

Правозащитница напоминает, что в частях МЧС России, в бытность Сергея Шойгу главой этого ведомства, обстановка была тоже не слишком благополучной: «Было много жалоб: ребят не лечили, тоже били. Причем, в МЧС сейчас даже получше немножко стало в последние года три». В целом же, по мнению Мельниковой, офицеры почувствовали свободу действий, поскольку никаких замечаний со стороны вышестоящего руководства по поводу их самоуправства сделано не было.

«А Сердюков об этом говорил и давал соответствующие распоряжения. Там все было на контроле», – утверждает Валентина Мельникова. – Лично я испытываю чувство гнева по поводу происходящего. Ребята приходят в армию не очень здоровые, и каждый случай насилия над ними – физического и морального – скажется потом очень плохо».

Можно ли считать армию, состоящей из не очень здоровых призывников, боеспособной? Готова ли она к выполнению задач в обстановке, которую принято называть «максимально приближенной к боевой»?

Военный аналитик, заместитель главного редактора «Ежедневного журнала» Александр Гольц в разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» заметил, что все зависит от масштабов операции.

«В России есть специально подготовленная 15-я гвардейская мотострелковая миротворческая бригада, которая целиком состоит из солдат-контрактников. И она специально предназначена для таких миссий», – приводит пример Александр Гольц.

В настоящее время в воздушно-десантных войсках России есть несколько бригад, полностью укомплектованных контрактниками. В каждой бригаде, напоминает военный эксперт, служат три-четыре тысячи человек.

«К 2015 году предполагается, что все боевые батальоны ВДВ станут полностью контрактными. В принципе, этих сил должно хватить для осуществления миротворческих операций или для участия в локальных конфликтах», – подчеркивает он.

Вместе с тем, те элитные войсковые соединения, о которых упомянул Александр Гольц, составляют лишь малую часть нынешних вооруженных сил Российской Федерации. О том, какой видит армию нынешний министр обороны, он сказал на заседании Общественного совета: «Хотим мы этого или не хотим, но армия должна стать контрактной, либо мы должны рекрутировать призывников как минимум на пять лет, – заявил Сергей Шойгу. – Сложность систем вооружений такова, что мы призывника хоть за год, хоть за два не подготовим к тому, чтобы он мог воевать на этом оружии».

«Вряд ли Путин признает свою ошибку»

Независимый военный обозреватель Павел Фельгенгауэр довольно скептично оценивает перспективы изменений действующей российской армии. В разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» он заметил: «Вроде бы, правильно говорит Шойгу, что от призыва надо отказываться». Вместе с тем, Фельгенгауэр отмечает, что у регулярной армии во время набора контрактников есть конкуренты – ФСИН, ФСО, МВД и ФСБ, которые предоставляют лучшие по сравнению с армией условия. Поэтому после прохождения срочной службы потенциальные контрактники охотнее идут в эти структуры.

Кроме того, серьезная проблема состоит в том, что мужчин в возрасте от 20 до 30 лет, дееспособных, желающих служить в армии по контракту и в достаточной степени здоровых в России сейчас очень мало. Точно такие же трудности испытывают некоторые рода войск, укомплектованные из солдат срочной службы. В первую очередь, это касается пехотных и мотострелковых частей.

«Вы вспомните, какая рождаемость была в стране 18 лет назад, – продолжает военный аналитик. – По медицинским показателям хорошо, если 60% призывников могут служить, а желающих идти в армию среди них еще меньше», – утверждает Павел Фельгенгауэр.

Вместе с тем, собеседник «Голоса Америки» считает, что ожидать увеличения срока службы по призыву также не следует. В свое время сократить срок с двух лет до одного года предложил сам Владимир Путин, и теперь он вряд ли признает, что данное решение было ошибочным. Оптимальным же сроком службы, по мнению Павла Фельгенгауэра, были бы три года, в течение которых призывник смог бы не только получить необходимые знания в обращении с военной техникой и современными вооружениями, но и применить их на практике. Пятилетний срок, о котором упомянул министр обороны РФ, кажется Фельгенгауэру излишним.

Наконец, воплощению замысла Сергея Шойгу мешает отсутствие службы рекрутирования, которая есть в странах с наемной армией. В задачи этой службы входит не только активная агитация молодых людей за службу в армии по контракту, но и строгий отбор желающих, «чтобы не набирать тех, кого не нужно, хотя бы по показателям здоровья», – указывает независимый военный аналитик. Он также подчеркивает, что пока дальше разговоров о переходе на контрактную систему, как и об увеличении срока службы дело пока не идет. «Поэтому работать не будет ни то, ни другое», – убежден Павел Фельгенгауэр.

Вместо реформ - гимн и «дембельский альбом»

Пока же обновления в российской армии носят исключительно внешний характер. Например, утверждена военная форма нового образца, кроме того, по заказу управления культуры Минобороны в целях усиления патриотического воспитания звезды российской эстрады записали новую версию государственного гимна.

По мнению Александра Гольца, это не что иное, как профанация. «Авторитет армии поднимается там и тогда, когда граждане страны знают, что в армии все хорошо, нет дедовщины, солдат хорошо кормят и одевают, а офицерам вовремя выплачивают жалование в полном объеме», – считает военный аналитик. Но ни специальный учебник истории для военнослужащих, ни исполнение государственного гимна в шесть часов утра, ни объявленное централизованное производство так называемых «дембельских альбомов» никак не влияют на укрепление боевого духа военнослужащих и на рост популярности армии среди гражданского населения. Эти и ряд других подобных инициатив собеседник «Голоса Америки» называет «смешными и одновременно глупыми».

Возвращаясь к теме контрактной армии и перспективам ее создания, заместитель главного редактора «Ежедневного журнала» утверждает, что приказ Владимира Путина о доведении численного состава российской армии до 1 миллиона человек в данной ситуации выполнен быть не может. Он подчеркивает: «страна стремительно летит в демографическую дыру. Поэтому призвать или нанять необходимое количество военнослужащих, чтобы сформировать миллионные вооруженные силы, невозможно в принципе».

По мнению Годьца, проведенные в период Анатолия Сердюкова реформы, очень близко подводили российскую армию к переходу на профессиональную основу, но осуществить последний шаг будет «мучительно больно», поскольку для этого нужно признать, что численность вооруженных сил в России в настоящее время не может превышать 700 тысяч военнослужащих.

Как долго будут нужны Комитеты солдатских матерей?

Но и среди этих военных немало тех, кто не способен к полноценному несению военной службы по состоянию здоровья. Год назад в интервью «Голосу Америки» Валентина Мельникова говорила, что главная проблема российской армии это огромное количество больных призывников. Пока ситуация в этом плане не улучшилась. По свидетельству ответственного секретаря Союза комитетов солдатских матерей России, количество жалоб призывников и их родителей на невнимание врачей военкоматов к здоровью будущих солдат не уменьшается.

При этом сохраняется коррупционная составляющая призыва – у юношей и их родственников сотрудники военкоматов по прежнему вымогают взятку за отсрочки от службы в армии. Правда, по словам Мельниковой, это происходит в более завуалированной форме, чем раньше: призывникам говорят, что у них не все медицинские справки в наличии, но, в принципе, есть возможность «решить все полюбовно».

На вопрос корреспондента «Голоса Америки», насколько долго в России еще будут нужны Комитеты солдатских матерей, Валентина Мельникова заметила, что все зависит от отношения армейского начальства к военнослужащим. В настоящее время это отношение Мельникова называет «пренебрежительным».

«Это меня пугает, огорчает и вызывает ярость. И, к сожалению, пока есть призыв, нам придется работать. Как только армия будет полностью укомплектована по контракту, мы закроем свою организацию», – подчеркивает Валентина Мельникова.
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG