Линки доступности

Госдепартамент: «Он остается американским гражданином, мы ждем его здесь – в суде»

Сайт WikiLeaks опубликовал во вторник заявление о том, что с помощью юриста организации Сары Харрисон бывший подрядчик Агентства национальной безопасности США Эдвард Сноуден обратился с просьбой о политическом убежище в 21 страну. Но список начал стремительно сокращаться: Голландия, Польша и Индия отказали Сноудену без лишних реверансов. Австрия, Испания и Исландия воспользовались процедурной отговоркой: для получения убежища Сноудену следовало бы сначала добраться до их территории. Президент Эквадора Рафаэль Корреа, между тем, попросил основателя Викиликс Джулиана Ассанжа, который находится на территории посольства страны в Лондоне, «не делать заявлений по ситуациям, связанным с нашей страной», после того, как Ассанж обвинил вице-президента США Джо Байдена в оказании давления на Эквадор. Президент Венесуэлы Николас Мадуро высказался в защиту Сноудена, заметив, что тот никого не убил, но лишь «рассказал правду, которая может предотвратить войны». Мадуро, однако, не сделал прямых заявлений по поводу возможности предоставления ему политического убежища. От идеи просить убежища в России Сноуден отказался сам, после того, как президент Владимир Путин заявил, что тот может остаться при условии, что перестанет заниматься распространением антиамериканской информации.

Параллельно, Сноуден обвинил администрацию президента Обамы в том, что, аннулировав его американский паспорт, его сделали «лицом без гражданства».

Пресс-секретарь Госдепартамента США Джен Псаки сказала на брифинге во вторник, что она не будет гадать, сколько вариантов политического убежища осталось у Сноудена, но США продолжают переговоры по его поводу со странами, которые могут стать либо его окончательным пунктом назначения, либо остановкой в пути. «Я не буду делать предсказаний, но естественно, нашим предпочтением является его возвращение в США, где он предстанет перед судом, – заявила Псаки. – Он остается американским гражданином, против которого в суде выдвинуты законные обвинения, и по этой причине его паспорт отменен. Мы ждем его в США, чтобы он мог предстать перед судом, как любой другой американский гражданин».

Если Сноуден все же решит вернуться в США, есть ли у него шанс быть оправданным?

С 1989-го года в США существует закон защиты информаторов (the Whistleblower Protection Act), защищающий госслужащих, обнародовавших информацию о неправомерных действиях в государственных организациях, от мести начальства.

Однако не исключено, что Эдварду Сноудену, реши он внять призывам администрации США и вернуться домой, чтобы предстать перед судом, удалось бы воспользоваться защитой этого закона. Ричард Моберли (Richard E. Moberly), профессор юриспруденции из Университета Небраски, говорит, что если Сноуден все же вернулся бы в США, чтобы предстать перед судом, скорее всего, его линию защиты построили на том, что он действовал в интересах общественности, обнародовав информацию о предположительно незаконной слежке правительства США. «Но закон защиты информаторов толком не был проверен в связи с обвинениями в шпионаже, – сказал профессор Моберли Русской службе «Голоса Америки». – Процесс против Дэниэла Эллсберга, «слившего» в 1971-м прессе секретный отчет Пентагона о ходе войны во Вьетнаме, был закрыт в связи с нарушениями его прав в ходе следствия.

Бывший агент ЦРУ Джон Кириакоу был приговорен к 30 месяцам тюрьмы за признание вины по другому пункту – за нарушение закона о защите личности работников спецслужб – за разглашение личности офицера ЦРУ, пробывшего 20 лет под прикрытием. По сути, единственный раз, когда закон о защите информатора и закон о шпионаже «пошли рука об руку», отмечен на суде над Брэдли Мэннингом – военным аналитиком, слившим сотни тысяч засекреченных депеш Пентагона и Госдепартамента сайту WikiLeaks. Но даже тогда судья постановил, что Мэннинг может предоставить свидетельство того, что им двигало, лишь на стадии вынесения приговора, а не тогда, когда суд решал, виновен ли он. Кроме того, Мэннинга судит военный суд, так что неясно, как его решение могло бы повлиять на гражданский криминальный процесс против Сноудена.

Эксперт говорит, что в свете прецедентов во время судов над информаторами, трудно сказать, стоит ли игра свеч. «В целом, расследования показывают, что, как правило, информаторам в США не мстят, и зачастую, обнародуя факт нарушений в организации, у них получается предотвратить дальнейшие нарушения, – говорит он. – Так что у этого может быть положительный психологический эффект. Но если кому-то не повезло, и информатор стал жертвой расправы – это может быт разрушительным для него, включая потерю работы, стабильности, отношений, здоровья. Отрицательные последствия могут быть колоссальными. Стоит ли это того? Это уже зависит от того, насколько серьезны были раскрытые информатором нарушения, удалось ли ему привести к их прекращению, и пострадал ли он лично - а эти факторы достаточно сложно предсказать заранее».

О том, как себя может чувствовать в эти дни Сноуден, сидящий уже вторую неделю в транзитной зоне "Шереметьево", написал Питер ван Бурен, уволенный из Госдепартамента после публикации книги о разбазаривании средств, предназначенных для реконструкции Ирака. Ван Бурен признает, что никогда не был знаком со Сноуденом, но информаторы, решившиеся пойти против организации, в которой они работают, переживают схожие эмоции.

«Я не знал, что произойдет со мной, когда я "дунул в свисток", – пишет ван Бурен. – Я не ожидал, что Госдепартамент пойдет против меня в атаку. Столь же неподготовленным оказался и Том Дрейк, информатор Агентства Национальной Безопасности – когда агенты ФБР пришли разговаривать с ним, он думал, что они на его стороне и хотят узнать больше о нарушениях в АНБ. В случае Сноудена все было иначе – у него уже был пример Брэдли Мэннинга и других, он явно не сомневался, что администрация США обрушится на него всем своим весом. Он знал, чего бояться, и он знал, что администрация Обамы твердо намеревается заставить любого информатора заплатить за это, выдвинув против него обвинения в рамках закона о шпионаже, с потенциальным смертным приговором). Рано или поздно информатору становится страшно, это человеческая реакция.
Сдадут ли его россияне американцам, может, в рамках обмена шпионами? Даже если ему удастся улететь из Москвы, он не может сомневаться в том, что АНБ и другие госорганизации полностью используют свои ресурсы против него. Сколько офицеров ЦРУ находятся в Эквадоре? Лэптоп партнера Гленна Гринвалда, журналиста "Гардиан", опубликовавшего историю Сноудена, был украден из его жилья в Бразилии после того, как он сообщил ему по "Скайпу" что перешлет ему зашифрованную копию документов Сноудена. В такие моменты, когда в твой мозг заползает паранойя по поводу того, что за тобой следят – ты пытаешься гнать ее и гадаешь, что с тобой произойдет, когда прессе наскучит твоя история, или когда правительство, которое предоставило тебе политическое убежище, изменит свою позицию? Кто защитит тебя, когда в дверь постучат?»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG