Линки доступности

Лондон включил борьбу с ультраправым экстремизмом в свою антитеррористическую стратегию

ЛОНДОН – Британские власти считают, что ультраправые экстремисты представляют реальную угрозу безопасности страны. Эти заявления появились на фоне расширения европейской сети «анти-джихадистских» группировок, которые активно вербуют новых членов.

После того как Андерс Брейвик устроил бойню в Норвегии в июле 2011 года, он сказал, что им двигало желание спасти Норвегию и Европу от исламского порабощения.

В качестве мишени Брейвик выбрал летний лагерь Трудовой партии Норвегии, которую он обвинил в проведении политики мультикультурализма. Большинство из 77 его жертв были подростками.

После этой атаки Великобритания включила в свою антитеррористическую стратегию борьбу с ультраправым экстремизмом.

Министр по делам преступности и безопасности Великобритании Джеймс Брокеншир сказал, что в каждом десятом случае проявлений радикализма, которые попадают в поле зрения правительства, речь идет об ультраправых.

«Это существенный факт, что крупнейший тайник с оружием, обнаруженный в Англии за последнее время, собирался водителем автобуса, который попал под влияние такой идеологии. В 2010 году два человека были осуждены за подготовку террористического акта с использованием приготовленного в кустарных условиях яда, а еще один – был посажен в тюрьму за распространение террористической литературы», – сообщил министр.

Расследование показало, что Андерс Брейвик не был активным участником ультраправой организации, хотя регулярно писал на националистических и исламофобских форумах в Интернете.

«Когда Брейвик устроил свою атаку, антиджихадистские активисты пытались оправдать или контекстуализировать ее. Фактически, они говорили, смотрите, мы против подобных нападений на мирных людей, но вот что будет происходить, если вы не прислушаетесь к нам», – говорит Александр Мелигру-Хитченс из Международного центра исследований радикализма в Королевском колледже в Лондоне.

О Брейвике известно, что он восхищался деятельностью антиисламской Лиги английской обороны (ЛАО). При содействии ЛАО подобные лиги появились в других странах Европы.

В августе прошлого года ультраправые активисты со всей Европы собрались в Стокгольме. Среди них был и основатель ЛАО, который называет себя Томми Робинсоном.

«Речь идет об общей идеологии, общих ресурсах, совместной работе во всех возможных направлениях в ближайшие 12 месяцев, чтобы рассказывать правду, правду об исламе», – сказал тогда он.

Александр Мелигру-Хитченс считает, что движение против джихада отличается от ультраправых группировок XX века тем, что оно специально фокусируется на исламе.

«Несомненно, это движение является одним из многих последствий 11 сентября. Но есть и другие элементы, в том числе проблема массовой иммиграции в Европу», – говорит он.

Британское правительство говорит, что случаи ультраправой радикализации, которыми оно занимается, относятся к «самозародившимся группировкам и отдельным лицам».

«Ультраправая угроза не настолько распространена или систематична, как угроза под влиянием «Аль-Кайды». А с оперативной точки зрения есть большая разница. Но мы также отмечаем, что ультраправые пытаются завербовать людей, имеющих те же самые слабые места, как и те, которых используют экстремистские силы «Аль-Кайды», – заявил министр Джеймс Брокеншир.

По словам Брокеншира, эти слабые места включают чувство отчуждения и проблемы самоидентификации у людей – вопросы, которые широко обсуждаются в Европе во времена экономической неопределенности
XS
SM
MD
LG