Линки доступности

Руководители программы марсохода пока не дают ему «Полный вперед!»

Итак, прошло больше пяти месяцев с момента посадки «Кьюриосити» на Марс – операции, которая по охвату зрительской аудитории и силе воздействия на нее вполне могла сравниться с голливудским триллером. Напомним, что сами руководители программы «Кьюриосити» назвали ее «7 минут ужаса» – настолько необычной и рискованной она была.

Но вот осталась позади посадка и первые сутки «жизни» марсохода на поверхности Красной планеты. Мы быстро учимся буднично воспринимать то, что еще несколько дней, или недель назад казалось фантастикой. Впрочем, в случае с «Кьюриосити» этот процесс был ускорен некоторым разочарованием, которое через месяц после посадки марсохода стали испытывать люди, следящие за его миссией. В самом деле – такой совершенный, вооруженный «до зубов» самыми современными исследовательскими приборами и инструментами механизм должен был сразу начать осыпать ученых новыми данными о Марсе и, как знать, может даже найти следы «зеленых человечков» (хоть поиски эти и не входят в научную программу «Кьюриосити»).

Но… время шло, а никаких сногсшибательных сведений от марсохода не поступало, по крайней мере тех, которые коренным образом отличались бы от данных, переданных на Землю «Викингами», «Соджёрнером», «Спиритом» и «Оппортьюнити». Впрочем, нет, кое-что новое мы все-таки узнали.

Так, в начале декабря прошлого года, после нескольких дней «нагнетания» интриги вокруг какого-то открытия, якобы сделанного марсоходом на Красной планете, НАСА объявило, что марсоход обнаружил там сложные химические соединения, а также «следы» органических молекул, которые когда-то могли стать основой для возникновения примитивных форм жизни. Речь шла в частности о том, что «Кьюриосити» нашел в образцах марсианского грунта признаки хлорина, серы, воды и углерода.

Были и еще, если не открытия, то важные данные, которые наверняка пригодятся при подготовке пилотируемой экспедиции на Красную планету. Один из приборов «Кьюриосити» под названием RAD (Radiation Assessment Detector), предназначенный для оценки уровня радиации, определил, что в ходе миссии на Марс, включающей в себя 180-суточный полет до Марса, 600-дневное пребывание на Марсе, а затем 180-суточное возвращение на Землю, экипаж получит дозу не превышающую 1,1 зиверта. А если так, то задача создания противорадиационной защиты экипажа значительно упрощается, ибо 1 зиверт – это средняя суммарная доза, которую нынешние астронавты получают за всю свою профессиональную карьеру.

Впрочем, не все специалисты разделяют «радиационный» оптимизм американских исследователей. Так, профессор Леонид Горшков, в прошлом один из главных проектантов РКК «Энергия», считает, что для обеспечения суммарной дозы радиации, не превышающей 1 зиверт в течение полета к Марсу и обратно, нужно много чего "напридумывать". «Радиационная безопасность экипажа в течение длительного полета вне поясов Ван Аллена была и остается одной из проблем, – подчеркнул Горшов в интервью «Голосу Америки». – И не важно, где совершается полет: в точке Лагранжа, при полете на Марс, на поверхности Марса, на Луне или около Луны».

Куда дальше?

Жизнь марсохода постепенно входит в довольно однообразную колею: проехал, сделал снимки, «обжег» своей лазерной пушкой булыжники, зачерпнул грунт, проанализировал его и снова проехал, сделал снимки и.т.д… На фоне этой рутины большой целью и в прямом и в переносном смысле слова выделяется гора Шарп высотой пять с половиной километров. К ней и будет ехать (или, если учитывать его реальную скорость движения, ползти?) «Кьюриосити».

Напомним, гора эта представляет собой своего рода торт «наполеон», слои которого могут многое рассказать о геологической истории Марса и, как знать, возможно, будут нести в себе следы какой-нибудь прошлой биологической активности.

Предшественники «Кьюриосити» уже нашли неопровержимые доказательства того, что по Красной планете когда-то струилась вода. Это – «хорошие новости» для тех, кто ищет на Марсе жизнь, или, по крайней мере, ее следы. Не хватает «пустяка» – найти, так называемые «строительные блоки» жизни, или сложные углеродные соединения. Если они там есть, то, по мнению ученых, лучшего места для их поиска, чем подножье горы Шарп просто не найти.

Вообще-то руководители программы марсохода надеялись начать долгую дорогу к ее подножью уже в конце прошлого года, но проверка систем «Кьюриосити» заняла больше времени, чем планировалось. Поэтому путешествие к горе, видимо, начнется не раньше середины февраля. Кстати, к настоящему времени марсоход прошел всего около 800 метров.

Тише едешь – дальше будешь

Если б «Кьюриосити» двигался со своей обычной средней скоростью, включая периодические «исследовательские» остановки, то уже через шесть месяцев он был бы у подножья горы (и это при том, что в настоящее время ее и марсоход разделяют всего около 10 километров). Напомним: максимальная скорость ровера составляет 90, а средняя – 30 метров в час. Но ученые хотят, чтоб «Кьюриосити» извлек максимум не только из конечной цели своего путешествия, но и из ведущей к ней дороги.

А дорога эта проходит через три различных типа грунта. В этом интерес езды, но одновременно и ее сложность. «Нам нужно быть довольно осторожными, – сказал в интервью агентству «Ассошиэйтед Пресс» Ричард Кук, один из руководителей программы «Кьюриосити». – Мы можем оказаться перед грунтом, езда по которому покажется нам небезопасной. Тогда прийдется еще потратить время на объезд». Поэтому путешествие к горе Шарп, по мнению исследователей, может занять до 9 месяцев. Всего же за два года ученые надеются «проехать» на ровере около 20 километров.

«Мы камень прогрызем сверлом и лишь потом вперед пойдем»

Это – девиз команды «Кьюриосити» на ближайший месяц. Только после того, как ровер проверит свои «бурительные» возможности, ему будет дана команда: «Вперед!». Казалось бы, что тут сложно – подъезжай к любому булыжнику и сверли его. Но это лишь кажущаяся простота. Нужно найти интересный камень и не просто просверлить его, а еще и проанализировать полученные данные. На это уйдет, как минимум месяц.

Не должна борьба со скукой в НАСА путаться с наукой

Итак, целый месяц лишь на то, чтобы сделать дырку в булыжнике. Как тут не «заснуть» от скуки даже самым фанатичным поклонникам «Кьюриосити» из числа тех, кого обычно называют «широкой публикой». Но в Америке именно мнение «широкой публики» играет ключевую роль в определении объема финансирования той, или иной программы, или проекта. Затоскует американский обыватель у компьютера, или телевизора, слушая новости от марсохода, и вот уже будущее его преемника – «Инсайт» (русск. – «проницательность»), который примерно в 2016 году должен отправиться к Марсу, может оказаться под угрозой.

Но реальная езда даже по такой удивительной и полной тайн планете далека от захватывающей динамики «Космической одиссеи 2001» или «Звездных войн». Кроме того, ученые часто вынуждены делать «скучные» для широкой общественности процедуры, типа вышеупомянутого сверления камня. Как быть?

По мнению преподавателя Американского университета в Вашингтоне и одного из ведущих специалистов по космической политике, профессора Говарда Маккерди, это не является неразрешимой проблемой. С одной стороны постепенное накопление данных наверняка приведет к появлению новых, понятных не только ученым знаний о Марсе, а с другой – по мере приближения ровера к горе Шарп интерес общественности к этой миссии будет непременно возрастать, полагает он.

Напомним, «Кьюриосити» должен подойти к подножью горы в начале осени 2013 года, так что проверка точности прогноза Маккерди начнется уже совсем скоро.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG