Линки доступности

Российскую сторону в «Поединке» представляет Федор Лукьянов – главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», член президиума Совета по внешней и оборонной политике, американскую сторону – Дональд Дженсен, аналитик Центра трансатлантических отношений в Школе международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса.

Взгляд из Москвы:
Америка как энергетическая сверхдержава



Взгляд из Вашингтона:
Будущее американской нефти



Будущее американской нефти

На протяжении десятилетий американские президенты призывали к обеспечению энергобезопасности США, однако не могли добиться серьезного успеха в этом вопросе перед лицом растущего потребления энергии внутри страны, любви народа к «прожорливым» автомобилям и экологических ограничений. Однако эти мечты могут в конечном итоге быть осуществлены.

В прогнозе состояния мировой энергетики (World Energy Outlook) за этот год, выпущенном 12 ноября, предсказывается, что США – благодаря совершенствованию технологий геологоразведки и добычи, позволяющим осуществлять экономически эффективное бурение за счет гидроразрыва пласта (этот вид горизонтального бурения открывает доступ к глубинным сланцевым пластам), и повышению энергоэффективности – обойдут Саудовскую Аравию и Россию и займут первое место по объемам добычи нефти в мире к 2017 году, а к 2030 году станут чистым экспортером нефти. Соединенные Штаты также сбросят Россию с пьедестала ведущего экспортера газа в мире к 2015 году.

МЭА, предоставляющее западным государствам рекомендации по политике в сфере энергетики, считает, что благодаря ожидаемому стабильному сокращению импорта в США эта страна практически достигнет самодостаточности в энергосфере к 2035 году.

Эта тенденция свидетельствует о резком изменении направления процессов в большинстве других импортирующих энергоресурсы странах, которая может в корне изменить не только предложение энергоресурсов на мировых рынках, но и геополитику. «Основания глобальных энергетических систем сдвигаются», – заявил главный экономист МЭА. Если Соединенные Штаты, к примеру, сочтут, что их стратегические интересы больше не привязаны к поддержанию экспортеров нефти на Ближнем Востоке, они могут переориентировать свою внешнюю политику в другом направлении, оставив этот взрывоопасный регион. Снижение цены на газ и электричество (а по прогнозам МЭА в США они будут стоить на 50% дешевле, чем в Европе) может дать толчок к промышленному ренессансу в США, сократить торговый дефицит страны и, благодаря экспорту ее промышленных товаров, повысить ее конкурентоспособность.

Если представленные в отчете прогнозы сбудутся, больше всех в геополитическом плане наверняка потеряет Россия, где энергетический сектор является локомотивом роста на протяжении последнего десятилетия. Экспорт энергоресурсов остается центральным элементом планов Владимира Путина по модернизации страны и поддержанию ее статуса великой державы. В следующие двадцать лет изменения на рынке приведут к сокращению доходов российской казны – при том, что государство нуждается в них все больше.

Кроме того, концерн «Газпром», занимающий первое место по добыче и экспорту природного газа в мире, находится в состоянии кризиса. Его поставки газа в Европу падают, компания увязла в антимонопольных судебных разбирательствах с Евросоюзом и, как отмечают ее критики в России, компания просто обленилась. Концерн собрал легкую прибыль и не сумел инвестировать ее в исследования и разработки, необходимые, чтобы идти в ногу с изменениями в энергетической сфере. Кроме того, компания страдает от высокого уровня коррупции, при котором крупные суммы денег, как машинная смазка, поддерживают функционирование политической системы.

Россия долгое время пренебрежительно высказывается в отношении технологии гидроразрыва пласта, потому что в ее распоряжении есть другие источники углеводородов, не требующие таких усилий для добычи. Путин часто публично выражал свое мнение о том, что добыча природного газа из сланцевых пластов является опасной для окружающей среды (европейская пресса также сообщала, что Москва, в надежде сохранить свой контроль над рынком, щедро спонсирует активистов-экологов, которые пытаются помешать планам европейских стран по развитию практики гидроразрыва). Однако в последние месяцы российское правительство дало понять, что может предпринять шаги по стимулированию добычи углеводородов в сланцевых пластах на территории страны.

Европа, между тем, не спешит разрабатывать сланцевый газ из опасений вреда для экологии и других легальных препятствий. Энергетическая политика Евросоюза не принимает адекватным образом во внимание глобальные последствия «сланцевой революции». Учитывая все большую дисфункциональность российского газового рынка, поставки газа в Европу находятся под угрозой – несмотря на то, что со временем Европа сможет импортировать газ из более широкого диапазона источников.

Как отмечает Алан Райли, известный эксперт из Лондонского городского университета, если Соединенные Штаты будут двигаться к энергонезависимости, Европа не сможет автоматически полагаться на американскую мощь в деле защиты ее энергобезопасности – к примеру, для защиты активов нефтеналивных танкеров в Персидском заливе и Суэцком канале. Дешевизна газа в США может, по сути, привести к демпинговому сбросу американского угля в Европу, что подорвет также рынок использования возобновляемых источников энергии.

Как и все долгосрочные прогнозы, отчет МЭА следует воспринимать с определенной долей скептицизма (подобные отчеты регулярно получают сперва широкое распространение, чтобы в конечном итоге оказаться ошибочными – к примеру, еще поколение назад все считали, что Япония будет единолично доминировать в глобальной экономике). Модели МЭА, как напомнил нам на этой неделе редактор журнала Time Брайан Уолш, предполагают, что в будущем страны будут еще долго добывать сланцевую нефть. Возникающие в связи с этой практикой опасения в экологической сфере могут привести к появлению законодательства, которое в конечном итоге ограничит добычу. МЭА также принимает как данное то, что США продолжит ужесточать стандарты в сфере энергобезопасности.

Так или иначе, ставки для лидеров в Москве и Брюсселе высоки как никогда. Они проявят благоразумие, если прислушаются к выводам, содержащимся в этом отчете.

Америка как энергетическая сверхдержава

Международное энергетическое агентство предрекает, что через 20 лет США станут крупнейшим в мире экспортером энергоносителей. Это лишь один из возможных сценариев, прогнозировать что-либо сегодня практически невозможно, тем более что за последние четверть века футурология не раз демонстрировала свое банкротство. Но если прогноз обоснован, то впору говорить об изменении всей геополитической палитры мира. Наиболее интересно, что ждет Ближний Восток, сегодня – крупнейший углеводородный резервуар мира и источник острейших конфликтов.

Присутствие Америки на Ближнем Востоке – явление недавнее, втягивание США в этот регион началось в 1950-е годы. И необходимость этого диктовали прежде всего потребности энергоснабжения – с тех пор, как в начале 1970-х годов собственная добыча в США пошла на снижение, значимость ближневосточного источника только росла.

Если нужда в ближневосточной нефти у Америки отпадет, Вашингтону не будет нужды глубоко вовлекаться в запутанные процессы, которые протекают в арабском мире. Устоявшаяся с 1970-х годов система отношений тает уже сегодня, и дилемма демократизации, которая приводит к росту антиамериканских настроений в регионе, будет усугубляться.

Соблазн махнуть рукой на Ближний Восток, избавившись от энергозависимости, будет велик. Но есть другие причины там оставаться.

Прежде всего, это проблема Израиля. Безопасность еврейского государства является безусловным императивом для любой администрации США вне зависимости от партийной принадлежности или идеологической ориентации. Если потребность в арабской нефти снизится или отпадет, можно предположить, что Вашингтон перестанет церемониться с арабскими партнерами и защита Израиля примет силовой характер вплоть до размещения там американских сил вместо тех, что сейчас базируются в Катаре и на Бахрейне. Правда, подобный сценарий загоняет Израиль в полную зависимость от США, но он остается якорем, который не позволяет и не позволит Америке решительно дистанцироваться от региона.

Далее. Если Соединенные Штаты перестанут потреблять ближневосточную нефть, претендовать на нее будет Пекин. Но Китай воспринимается в качестве стратегического конкурента, и курс на его сдерживание – в самых разных формах – обретает все более явственные очертания. Вашингтон будет принимать меры к тому, чтобы ресурсы Ближнего Востока не оказались в значительной степени перенаправлены на китайские нужды. В случае сокращения военного присутствия США в Персидском заливе, высвобождающиеся силы будет перебрасываться в Восточную и Юго-Восточную Азию, в район наиболее вероятного противостояния с Китаем.

В интересах Вашингтона, чтобы спрос на товар был, так что, вероятно, будут приниматься меры, чтобы продукт шел в Европу (заодно ослабеет ее связь с Россией) и, например, в Индию или Японию, которых США не считают опасными. Что будет происходить на самом Ближнем Востоке – трудно предсказуемо. Мир ислама слишком раздроблен, чтобы всерьез опасаться нового халифата, но консолидация мусульман против общих «иудео-христианских врагов», особенно в случае повышения активности Израиля, возможна. В общем, стратегической периферией Ближний Восток не станет и в случае изменения позиции Америки.

Отдельная тема в этой связи – Россия. Комментаторы уже отметили, что отход России на второй план, который обещает доклад, повлияет на ее способность использовать энергетические рычаги в политических целях, а также, безусловно, скажется на доходах – конъюнктура изменится. Правда, многие говорят и другое – проблема российской энергетической отрасли отнюдь не в росте добычи в Америке, а в общей неэффективности. Ставка на создание гигантских компаний, имеющих монопольный или квазимонопольный статус на национальном рынке, мешает выстраивать гибкую политику и быстро реагировать на перемены. Так, «Газпром» и политическое руководство России долго открещивались от изменений, которые несет «революция сланцевого газа», однако недавно Владимиру Путину пришлось признать, что ситуация меняется и не в пользу российских поставщиков. Возможно, доклад МЭА сможет стимулировать отечественных производителей к изменениям.
XS
SM
MD
LG