Линки доступности

Pussy Riot и традиция панка


Джонни Роттен, солист группы Sex Pistols, основателей панк-движения

Джонни Роттен, солист группы Sex Pistols, основателей панк-движения

Московские феминистки в контексте движения, бросающего дерзкий вызов обществу

Когда экс-фронтмен родоначальников панка Sex Pistols Джон Лайдон, известный под именем Джонни Роттен (Джонни Прогнивший), на фестивале Rebellion в британском Блэкпуле посвятил концерт своей нынешней группы Public Image Limited российской панк-группе Pussy Riot, круг замкнулся. Московские феминистки, удостоившиеся признания Роттена, вошли в пантеон панк-культуры. По сообщениям СМИ, Лайдон «произнес пламенную речь» в поддержку Pussy Riot и отдельно посвятили им песню Religion, обличающую лицемерие христианской религии.

По мере приближения дня, когда будет вынесен приговор Pussy Riot – а это произойдет в пятницу в Хамовническом суде Москвы – число их сторонников во всем мире стремительно растет. По меньшей мере, в трех десятках городов, включая Нью-Йорк, в пятницу состоятся акции солидарности с российскими девушками-панками. В защиту Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич выступили ведущие звезды западной поп-культуры – от Мадонны и Бьорк до Red Hot Chili Peppers и Стинга.

Как сообщила 15 августа на своем сайте международная организация Amnesty International, признавшая арестованных участниц панк-группы узниками совести, неназванный сотрудник посольства России в Вашингтоне «бесцеремонно выбросил на тротуар» переданные ему правозащитниками письма в защиту Pussy Riot.

Госдепартамент США также выразил «глубокую озабоченность» обвинениями, которые были выдвинуты в России против оппозиционера Алексея Навального и Pussy Riot. При этом американские дипломаты не очень любят произносить название феминистической панк-группы. Поиск по сайту Госдепа выдает лишь один случай, когда слова Pussy Riot были произнесены американским дипломатом.

На брифинге 31 июля пресс-секретарь Госдепартамента Патрик Вентрелл, говоря об арестованных девушках, сказал просто «панк-группа».

«Мы разочарованы тем, что вы не назвали группу», – воскликнул один из журналистов.

«Да, я как раз собирался спросить, какую панк-группу вы имеете в виду?», - поддержал коллегу под общий смех другой корреспондент.

«Они, конечно же, называются, Pussy Riot», – признал Вентрелл.

Краткий курс истории панка

«Возможно, никто не говорит о музыкальных достоинствах группы, но взглянув на историю прошлых геополитических достижений панк-рока, понимаешь, что Pussy Riot уже их превзошли – и, возможно, дали панк-року шанс в будущем стать мировой силой в борьбе за справедливость и свободу», – написал в журнале Foreign Policy Спенсер Акерман («в прошлом барабанщик нескольких панк-групп, о которых никто на свете не слыхал», поясняет престижное издание, которое, возможно, впервые опубликовало обширную статью, посвященную панку).

В своем «кратком курсе» истории панка Акерман указывает, что это движение всегда ставило своей целью «подрыв коррумпированных и авторитарных правительств, корпораций и других структур международной власти».

Автор прослеживает интеллектуальную историю панка, начиная с нигилизма Sex Pistols середины 1970-х. Но если родоначальники жанра в значительной степени были плодом воображения, а зачастую и манупуляций их менеджера Малькольма Макларена, то их последователи довольно быстро определились со своей политической позицией. Группа Clash, воспевая бунт лондонской молодежи, в своих текстах касалась также гражданской войны в Испании, убийства чилийского коммуниста, поэта и музыканта Виктора Хары и даже жертв коммунистических режимов в Китае и Советском Союзе.

Джонни Роттен на выставке моды «Англомания» в Музее Метрополитен в Нью-Йорке в 2006 году

Джонни Роттен на выставке моды «Англомания» в Музее Метрополитен в Нью-Йорке в 2006 году



В Соединенных Штатах нигилистическую традицию представляли Black Flag, Fear, Nihilistics и другие, в то время, как калифорнийская группа Dead Kennedys, вашингтонская Minor Threat, нью-йоркские Reagan Youth и False Prophet занимали четкие политические позиции.

Летом 1985 года, которое панк-движение объявило «летом революции», многие группы принимали активное участие в демонстрациях и протестах. В Нью-Йорке группа MDC (что расшифровывалось как Millions of Dead Cops или как Multi Death Corporations) чуть ли не каждый день выступала на открытом воздухе. Во время концерта в Центральном парке, когда после истечения отведенного музыкантам времени администрация парка отключила звуковую систему, ударник продолжал отбивать ритм, а толпа зрителей в несколько сот человек скандировала «Dead Cops! Dead Cops!» в то время, как вокруг сжималось кольцо полицейских в шлемах и с дубинками.

Панк поделился на бесконечные субжанры и распространился по планете, но в творчестве многих коллективов красной нитью проходило сопротивление произволу и жестокости власти и навязываемых обществом авторитарных структур. Для некоторых протест стал самоцелью и образом жизни.

Спенсер Акерман вершиной прошлых достижений панк-рока называет сингл британской анархистской группы Crass, выступившей против войны за Фолклендские острова. Их песня, обратившая к Маргарет Тэтчер вопрос «Как чувствует себя мать тысячи смертей?», неожиданно стала лидером чартов, а консерваторы в британском парламенте попытались подвергнуть группу преследованиям по закону «О непристойных публикациях». Позднее, в 1983 году, группа, по словам Акермана, «выкинула штуку, предвосхитившую успех Pussy Riot», предоставив журналистам оказавшуюся подделкой запись беседы между Тэтчер и Рональдом Рейганом, изобличающей их цинизм и кровожадность. Пленка привлекла много внимания, и американский Госдепартамент даже объявил ее «провокацией со стороны КГБ», но оказалось, что мистификацию подготовили сами панк-рокеры.

Что такое Pussy Riot

В интервью американскому журналу Vice участницы Pussy Riot за несколько дней до своего ареста рассказали, что их музыкальным вдохновением были британские группы середины 1980-х – Angelic Upstarts, Cockney Rejects, Sham 69, а также Bikini Kill и феминистическое панк-движение Riot Grrrl. По словам девушек, их цель состояла в «мобилизации общественной энергии против путинской хунты», а также в расширении культурного и политического дискурса за счет таких тем, как «гендерные вопросы и права ЛГБТ, проблемы мужского конформизма... и доминирование мужчин в общественном дискурсе».

«Женский половой орган, который считается бесформенным получателем, неожиданно начинает радикальный бунт против культурного порядка, постоянно пытающегося по-своему определить ее (вагину – М. Г.) и указать на ее место. У сексистов есть определнные идеи о том, как должна вести себя женщина, а у Путина, кстати, тоже есть свои мысли о том, как следует жить россиянам. Борьба против всего этого – это и есть Pussy Riot», – сказали участницы группы журналу Vice, пригласив всех желающих присоединяться к ним, играя «нелегальные концерты» в Москве, и помогать «бороться с Путиным и русскими шовинистами».

В то время, как панк-рок до недавних пор оставался преимущественно западным феноменом, Pussy Riot, выступая в масках-балаклавax и настаивая на собственной анонимности, «создали способ протеста, открывающий большие возможности».

«Он не знает границ, и использовать его можно во всём мире», – заметила в журнале Dazed and Confuzed бывшая барабанщица Bikini Kill Тоби Вейл. Впрочем, идея анонимности уже некоторое время витает в воздухе в контр-культурных кругах: маски Гая Фокса стали ключевым символом протеста на Западе и получили широкое распространение в рядах российской оппозиции во время митингов на Болотной площади и на проспекте Сахарова.

Кстати, некоторые лозунги российской оппозиции также были заимствованы у движения Anonymous: «Не забудем, не простим» является прямым переводом We will not forget, we will not forgive, а «Мы придем еще» перекликается с Expect us!

Глобальный бренд

Как пишет Акерман, «потенциал Pussy Riot огромен». Если за все годы существования панка этому движению не удалось сколь-нибудь существенно заявить о себе в геополитическом плане, Pussy Riot за несколько месяцев, прошедших после их ареста, превратились в глобальный бренд. Одним из организаторов намеченной на пятницу в Нью-Йорке акции в поддержку московских узниц стала группа Occupy GuitarArmy, «музыкальное крыло» движения «Захвати Уолл-стрит».

Но если внимание хипстеров всего мира к московским радикальным феминисткам оправдано тем, что они, как заключает автор статьи в Foreign Policy, «вернули надежды мировой протестной культуре», то чем объяснить поддержку людей и институтов, прежде никогда не произносивших слова Pussy и Riot в одном предложении, а зачастую и откровенно враждебно относящихся к бросающим дерзкий вызов общественным устоям панкам?

Ответ дает тот же Акерман. Решение суда по делу Pussy Riot уже не имеет почти никакого значения, считает журналист. Он утверждает, что три девушки «уже выиграли этот фарс, которым является судебный процесс в московском суде», который привлек внимание всего мира к «параноидальным репрессиям в путинской России».

Даже если эта оценка современной российской действительности преувеличена (что весьма в духе панка), она вполне соответствует сложившемуся на Западе мнению о России.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG